Кипр и Россия могут разорвать налоговое соглашение

Кипр и Россия могут разорвать налоговое соглашение

Российскому бизнесу, работающему с офшорами через Кипр, грозит не просто резкий рост налоговой нагрузки, но и двойное налогообложение. Переговоры об изменении налогового соглашения с этой страной пока зашли в тупик и оно может быть расторгнуто, рассказали «Ведомостям» федеральный чиновник и несколько консультантов, знающих об этом от чиновников.

Кипр – наиболее популярная у российского бизнеса низконалоговая юрисдикция, через которую капитал переводится в офшоры и обратно в Россию. По данным ЦБ, за 2019 г. Россия вложила в кипрские компании $14,5 млрд, а получила $8,1 млрд прямых инвестиций. Соглашение с Кипром позволяет уменьшить налоги с выплачиваемых за границу дивидендов и процентов по займам до 5 и 0% с 15 и 20% соответственно.

Работавшие десятилетиями схемы перестали устраивать российские власти. Президент Владимир Путин потребовал с 2021 г. повысить ставки в налоговых соглашениях до 15% или расторгнуть их. Второй вариант и грозит договору с Кипром.

Кипрский минфин пока не согласился на пересмотр соглашения, говорят собеседники «Ведомостей». По словам одного из консультантов, Кипр предложил сохранить ставки, ужесточив контроль за иностранными структурами российского бизнеса, чтобы технические прослойки не могли экономить на налогах. Российский Минфин получил подтверждение, что его предложения рассматриваются, обратной дороги уже нет и, если в ближайшие месяцы переговоры зайдут в тупик, Россия будет вынуждена осенью инициировать принятие законов по денонсации соглашения, говорит представитель министерства. Представитель кипрского минфина не ответил на запрос «Ведомостей».

Разрыв соглашения грозит еще большим ростом налоговых издержек, чем его пересмотр. Резко увеличится нагрузка на выплачиваемые на Кипр роялти. Повышать в соглашении ставки налогов с роялти не предлагалось, а вот без соглашения они составят 20%. Пострадают собственники патентов и товарных знаков, которые сейчас передают их по лицензионным договорам, констатирует директор департамента налогового и юридического консультирования KPMG в России и СНГ Александр Токарев. Впрочем, обильная судебная практика показывает, что часто под роялти маскируются дивиденды иностранным материнским компаниям.

Сильно пострадает и бизнес, финансирование которого шло через Кипр, поскольку при разрыве соглашения налоги с процентов по займам вырастут до 20%, а не до 15%, говорит партнер Deloitte Наталья Кузнецова. При организации финансирования через Кипр такие налоги не закладывались в структуру сделки и, скорее всего, станут дополнительной нагрузкой для российских заемщиков, а не иностранных кредиторов. Также вырастут издержки бизнеса, занимающегося перевозками, и компаний, сдающих суда в аренду. Наличие иностранной компании часто для них обязательно, но если сейчас с таких доходов в России не нужно платить налог, то без соглашения они будут облагаться налогом по ставкам 10 и 20% соответственно, объясняет Токарев. А российские компании, получающие от кипрских дочек дивиденды, не смогут воспользоваться льготной нулевой ставкой (если российская компания более года владеет более 50% кипрской) и должны будут заплатить налог с таких дивидендов в 13%, отмечает партнер PwC Екатерина Лазорина.

Двойной счет

Для части компаний и людей разрыв соглашения обернется двойным налогообложением. В таком случае с процентов и роялти помимо российского налога придется заплатить на Кипре еще налог по ставке 12,5%, а вот с дивидендов налог на Кипре не будет выплачиваться, говорит Кузнецова. При этом для роялти и процентов есть возможность применить специальные налоговые режимы и понизить эффективную ставку, отмечает она, и даже если не будет договора, в принципе, налог, удержанный в России, скорее всего, можно будет зачесть в какой-то части.

Россиянам, которые перевели деньги кипрским брокерским компаниям, при получении дохода, платить налог с него не придется, рассказывает партнер Ronlaw Павел Романенко. Но, по его словам, могут пострадать налоговые резиденты России, которые получают зарплату на Кипре или владеют недвижимостью на Кипре – при ее продаже придется заплатить налог в обеих странах.

Отсутствие соглашения с Кипром может привести к включению страны в черные списки российских Минфина и Федеральной налоговой службы (ФНС). Например, если в качестве ответной меры Кипр перестанет делиться с Россией налоговой информацией, объясняет Токарев. Из-за этого может вырасти налоговая нагрузка на владельцев контролируемых иностранных компаний (КИК) на Кипре, предупреждает Лазорина. Если эффективная ставка, по которой КИК платит налог за границей, ненамного ниже российской (не менее 75% средневзвешенной ставки), платить налог в России не нужно. Но если КИК работает в стране из черного списка ФНС, платить налог придется в любом случае. Кроме того, усилится и контроль за операциями компаний с точки зрения трансферного ценообразования как за бизнесом из офшорной юрисдикции, говорит Лазорина.

Для бизнеса новость не станет неожиданностью, говорит партнер «Кроу экспертизы» Рустам Вахитов, компании просчитывали и такой вариант. Но сами российские и международные группы заинтересованы сохранить соглашение, иначе страна станет менее привлекательной для трансграничного бизнеса – выплачивать в страну дивиденды и проценты станет дороже, объясняет он.

Налоги насквозь

Бизнес начал думать, как сохранить льготы при выплате дивидендов, сразу после заявления Путина. Одним из вариантов было применение «сквозного» подхода. Для этого иностранная структура должна заявить, что фактическим получателем дохода дивидендов является не она, а другое лицо, например российская компания. И тогда можно применять российские ставки ‒ например, 13% НДФЛ или 0% с дивидендов (Минфин уже подготовил поправки, лишающие компании возможности, примерять эту льготу при сквозном подходе).

У бизнеса остается не так много вариантов – искать альтернативные юрисдикции, например Нидерланды или Швейцарию, переводить иностранные структуры в Россию, в том числе в специальные административные районы (аналог офшоров. – «Ведомости»), перечисляет Кузнецова. Соглашения с наиболее популярными юрисдикциями могут быть тоже пересмотрены или расторгнуты, говорит партнер EY Марина Белякова. Уже на очереди – соглашения с Мальтой и Люксембургом. Договоры с ними тоже могут быть расторгнуты, если страны не согласятся на предложенные им изменения, следует из ответа представителя Минфина. В перспективе бизнесу придется принимать принципиальное решение – полностью переходить в Россию или применять сквозной подход, заключает Белякова.

Написать ответ...

Цитата